История развития экологии ландшафтов как научной и учебной дисциплины.

Несмотря на то, что термин «ландшафтная экология» ввел К.Тролль (1939), основы этой науки были заложены трудами русских географов, ботаников, почвоведов, лесоведов, луговедов, обладающих географическим мышлением, таких как В.В.Докучаев, Л.С.Берг, Г.Н. Танфильев, Г.Н.Высоцкий, Г.Ф.Морозов, Л.Г.Раменский, В.В.Алехин, И.П.Герасимов и др. Основоположником концепции ландшафтной экологии в русскоязычных странах признается В.Б.Сочава, который сумел объединить подходы фитоценологии, экологии и ландшафтоведения.

Так, Г.Н.Высоцкий (1909) впервые употребил  термин «фитотопологические» карты по отношению к картам типов местопроизрастания растительного покрова, составлять которые он предлагал в более ранних своих работах. На фитотопологических картах показывались не только дробные, но региональные подразделения растительного покрова в связи с условиями его произрастания. Науку, их изучающую, Г.Н.Высоцкий назвал (в 1925 г.) «покрововедением». Этот термин, как и предлагавшийся еще в конце 19 в. термин «геобиология», не  привились, но лежащие в их основе идеи в течение первых трех десятилетий 20 в. разрабатывались во многих странах. При этом на первом месте было русское почвенно-геоботаническое направление, а затем, особенно развившееся в 20-30 гг. 20 в. англосаксонская экологическая школа.

В 30-х годах Л.Г.Раменский (после того как А.Тэнсли (1935) ввел понятие «экосистема») в 1938 г. уже давно искавший новые пути экологической трактовки растительного покрова, обосновал концепцию экотопологии. Он же, а затем и А.Тэнсли (1939) начали развивать представление об экотопе. Почти одновременно (1940) В.Н.Сукачевым было заложено начало разработанного им в последствии учения о биогеоценозах. В 30-х годах высказывания Л.Г.Раменского имели наиболее законченный характер. Под экотопом он понимал учение о внешней обусловленности различных местообитаний и жизненных сред. Наряду с экологией растений Л.Г.Раменский различал экологию земель, что в значительной мере было тождественно экологии ландшафтов. Вся концепция экологии земель Л.Г.Раменского имела прямую экологическую направленность, она формулировалась как теоретическая основа экологической оценки земель. Экотопология у Л.Г.Раменского не ограничивалась рамками только низших подразделений природной среды, но основное внимание Л.Г.Раменский  уделил дробному расчленению территории и детальной классификации земель. Можно сказать, что Л.Г.Раменский создал стройную экотопологическую концепцию и одновременно сблизил экологию и географию, обогатив последнюю конструктивными идеями топологического порядка. К сожалению эти его идеи не получили поддержки у современников.

В 1939 г. вышла статья немецкого географа К. Тролля, в которой впервые был употреблен термин «экология ландшафта», хотя определение этой науки и ее содержание в этой статье были лишь намечены.

В послевоенное время благодаря работам К.Тролля идеи экологии ландшафта распространились сначала в немецкоязычных странах, а с 60-х годов и по всей Европе. Особенно фундаментальные ландшафтно-экологические исследования проводились в Германии (Э.Нееф, Г.Рихтер, Г. Хаазе, Г.Ноймастер и др. – в Восточной Германии и К.Тролль, Ю.Шмютхюзен с его «геосинергетикой» – в Западной Германии). В концептуальной и особенно методической основе ландшафтной экологии немецких ученых в отношениях между ландшафтным и экологическим подходами преобладал первый.

Концепция ландшафтной экологии в русскоязычных странах исходит от академика В.Б.Сочавы, который разработал теоретические положения учения о геосистемах. Он понимал эту науку как результат сближения экологии и ландшафтоведения на базе системного подхода, введя в ландшафтоведение ряд важных концепций экологии (например, климакс, ординация, сукцессия). Отдавая преимущество термину «учение о геосистемах», В.Б.Сочава (1978) признавал практически полное совпадение с нею ландшафтной экологии западных географов.

На территории бывшего СССР термин «ландшафтная экология» не получил сначала широкого распространения, поскольку названные выше задачи традиционно решаются в рамках ландшафтоведения и биогеоценологии. (Отметим, что, по мнению самого К.Тролля, термины «биогеоценология» и «ландшафтная экология» – синонимы). Однако, начиная с  середины 1980-х годов, в русскоязычную литературу словосочетание «ландшафтно-экологические» стало активно проникать. Ландшафтно-экологические исследования проводились при изучении почвенного покрова, сельскохозяйственной организации территории, в процессе природопользования, очень много внимание было уделено им на 8 и 10 ландшафтных совещаниях (Львов, 1988 и Москва, 1997). В начале 1990-х годов начали активно обсуждаться теоретические вопросы ландшафтной экологии, конструктивные задачи ландшафтно-экологических исследований, основные их направления (например, В.С.Жекулин, 1990), проблемы ландшафтной экологии как науки. По мнению одних авторов (М.Д.Гродзинский, 1993), ландшафтно-экологические исследования включают в себя динамическое ландшафтоведение, бассейновый подход, исследования природных потенциалов, изучение антропогенных ландшафтов. Другие (Б.В.Виноградов, 1999) рассматривают ландшафтную экологию как научное направление, изучающее локальные, региональные, зональные и глобальные экосистемы, составляющие пространственные единицы по структуре, текстуре, функциям и динамике. Обсуждаются функциональные, хорологические, динамические и прикладные ее аспекты.

Важное значение для широкого распространения и популяризации идей ландшафтной экологии среди практиков и лиц, принимающих решения имели работы голландского ученого А.Винка (1968, 1983). Он рассматривал ландшафтную экологию как результат взаимодействия географии и экологии в решении практических вопросов рациональной организации территории, регионального и местного управления. Четкое определение А.Винком положение о ландшафтной экологии как науки прикладной направленности нашли отклик у агроэкологов, биогеографов, почвоведов и других отраслевых исследователей, которые начали  широко применять ландшафтно-экологические концепции и методы в своей практической деятельности.

С 1980-х годов ландшафтно-экологические исследования широко распространились в Европе, С. и Ю. Америке, в Азии, Австралии. С 1987 в США издается журнал «Landscape ecology».

Анализируя становление и развитие экологии ландшафтов следует подчеркнуть особую роль Международной ассоциации ландшафтной экологии (IALE), цель которой – углубление сотрудничества между учеными и практиками, занимающимися деятельностью в области природной среды, развитие междисциплинарных природных исследований и популяризации знаний об экологии ландшафтов и возможности их использования. В 1981 г. состоялся в Нидерландах (Вельдховен) первый конгресс этой ассоциации. Один раз в год проводятся региональные конференции по ландшафтной экологии. Из программ и решений ассоциации следует, что  экология ландшафтов понимается как широкая междисциплинарная область, охватывающая различные аспекты взаимодействия природы и общества с использованием концепций и методов, разработанных многими научными дисциплинами, для обоснования планов территориального развития. В настоящее время в рамках IALE действует несколько рабочих групп.

На рубеже 70-80-х годов Институт географии Словацкой Академии наук выступил с инициативой создания при Международном географическом союзе рабочей группы «Ландшафтный синтез – геоэкологические основы комплексного управления ландшафтом». Перед группой ставились примерно те же задачи, что и перед Международной ассоциации ландшафтной экологии. Поднимались вопросы изучения структуры и динамики ландшафтов их классификации и т.д.

Тесная координация наладилась с 1976 г. между географами стран В. Европы (бывших членов СЭВ) по теме «Экологические основы планирования и развития оптимальных структур ландшафта». Регулярно проводились координационные совещания, но отдельные разделы темы самостоятельно разрабатывались коллективами отдельных стран. Особенно активны были немецкие, чешские, словацкие и русскоязычные географы. Значительные усилия были направлены на согласование ландшафтной и экологической терминологии. Результатом этой работы выразились в издании Толкового словаря «Охрана ландшафтов» (1982).